начало


предисловие

книги о Ралионе

энциклопедия Ралиона


энциклопедия
общие сведения
карта
история
расы
культы
магия и наука
словарь
Роскон-2001: отчёт о поездке подробности


Вступление

В настоящем документе излагаются впечатления разных людей об участии в конвенте Роскон-2001. Мнение каждого из участников может не совпадать с мнением другого; замечания и поправки просьба адресовать только тому человеку, от лица которого ведётся повествование.

Большая просьба ко всем участникам конвента, располагающим материалами (фотографиями, расшифровками докладов и т.д.) о поездке на Роскон-2001, сообщить ссылку (URL) на материалы. Сами материалыы присылать не нужно; хотелось бы, однако, собрать наиболее разностороннюю коллекцию мнений про Роскон-2001.

Приношу извинения Наталье Мурашкевич за то, в первом варианте отчёта неверно указал её фамилию.

Благодарю Вадима Чикова за уточнения по процедуре голосования.


Итоги конвента

Роскон-2001 прошёл с 15 по 18 февраля 2001 года в ЦВТБ Боровое под Москвой. В конвенте принимало участие 230 человек (по данным организаторов; предполагается, ещё не менее 30 человек неофициальных участников).

Почётными гостями конвента были Кир Булычев, Наталья Мурашкевич (Гусева), Вячеслав Рыбаков, Анджей Сапковский.

Награды конвента

Приз "Большой РОСКОН" (почётная премия оргкомитета) вручён Анджею Сапковскому.

Приз "АЛИСА" (за лучшую детскую фантастику; вручается специальным жюри под председательством Кира БУЛЫЧЕВА) был вручен Андрею САЛОМАТОВУ (Москва).

Приз "ЗОЛОТОЙ ШЛЕМ" от Фонда развития фантастики был вручен Василию ГОЛОВАЧЕВУ (Москва), как самому неоднозначному и противоречивому писателю.

Почетными ДИПЛОМАМИ литературно-философской группы "БАСТИОH" (Москва) были награждены Дмитрий ЯHКОВСКИЙ (Москва) и Ольга ЕЛИСЕЕВА (Москва).

Главный приз группы "Бастион" — "МЕЧ БАСТИОHА" был вручен писателю Вячеславу РЫБАКОВУ (СПб) за роман "Hа чужом пиру".

По итогам голосования среди участников конвента вручены следующие призы:

По номинации "ХУДОЖЕСТВЕHHЫЕ ПРОИЗВЕДЕHИЯ":

  • 1-е место ("Золотой Роскон"): Владимир ВАСИЛЬЕВ (Hиколаев) и Сергей ЛУКЬЯHЕHКО (Москва) за роман "Дневной дозор";
  • 2-е место ("Серебряный Роскон"): Евгений ЛУКИH (Волгоград) за роман "Алая аура протопарторга";
  • 3-е место ("Бронзовый Роскон"): Генри Лайон ОЛДИ (Харьков) за роман "Одиссей, сын Лаэрта" (книга 1: "Человек Hомоса").

По номинации "КРИТИКА, ПУБЛИЦИСТИКА И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕHИЕ":

  • 1-е место ("Золотой Роскон"): Дмитрий БАЙКАЛОВ, Андрей СИHИЦЫH (Москва) за статью "Ровесники фантастики";
  • 2-е место ("Серебряный Роскон"): Эдуард ГЕВОРКЯH (Москва) за статью "Последний бастион".

Пожелания организаторам конвента

Достаточно подробный, собранный из впечатлений двух участников Роскона-2001, отчёт приведён ниже. Здесь же даётся общее заключение относительно итогов конвента, а также пожелания устроителям последующих Росконов.

На взгляд авторов отчёта, Роскон удался. Конвент был насыщен событиями, у каждого участника была возможность общаться с самыми разнми людьми; общий объём информации, в особенности для начинающих авторов и фэнов, был более чем достаточным.

Среди пожеланий следующее:

  • не допускать организационных промахов. Затянувшаяся регистрация участников, особенности проживания в некоторых номерах пансионата, отсутствие оперативной реакции на непредусмотренные события (и само существование чего-то непредусмотренного) — всего этого хотелось бы впредь избежать.
  • не организовывать несколько семинаров в одно и то же время. Да, это трудно, но подавляющая часть конвента оказывается попросту недоступной.
  • изменить систему голосования для присуждения призов Роскона. Объединение в однои списке множества крупных и малых работ одних и тех же авторов существенно уменьшает шансы тех, у кого более чем одно произведение в номинационном списке (практически нет шансов выйти во второй тур). Помещение в один списков авторов-дебютантов и всех прочих не оставляет дебютантам никаких шансов вообще.

Авторы отчёта выражают благодарность организаторам и участникам Роскона-2001 и надеются на повторные встречи на будущих конвентах.

Дневник Роскона-2001

Примечание: поскольку отчёт скомпонован из впечатлений двух людей, фрагменты текста снабжены условными метками, позволяющими понять, о чьих впечатлениях идёт речь.

  • [КБ]: текст от лица Константина Бояндина.
  • [HM]: текст от лица Олега Малахова.


День первый

[КБ]:

До 12 часов

Роскон-2001 — второй конвент для меня (после "Звёздного Моста" 1999 года). Впрочем, типичные черты конвента мало отличались от тех, что я успел заметить в Харькове в 1999 году, посему удалось быстрее сориентироваться.

Итак, утро, Щёлковский автовокзал. Добираться туда из Шереметьево — занятие утомительное; Москва — серая громадина, со множеством шлагбаумов на дорогах и людьми, не замечающими окружающих. Прибываю на автовокзал примерно за три часа до предполагаемого времени сбора участников. Ночью выспаться не удалось — рейс ночной; хожу, плохо соображающий и сонный. Для улучшения общего самочувствия зашёл в кафе-бистро автовокзала и испытал некоторое потрясение, очутившись в настоящей пельменной советской эпохи. Правда, пельменей не было, но завтрак получился вполне приличным. Сонливость, однако, не прошла.

Примерно к одиннадцати часам я заметил группу смутно знакомых людей, которая медленно двигалась внутри зала ожидания вокзала. После того, как мне послышались три имени писателей, сказанные кем-то из группы, я понял: народ начинает стекаться. Минут через тридцать авторы данного отчёта встретились воочию (до этого момента общение — преимущественно электронное, когда имеешь дело с виртуальным персонажем, а не с действительной личностью). Группа участников быстро увеличивалась; при помощи двух кусочков бумаги с символикой Роскона удалось приманить тех, кто блуждал неподалёку, не в силах понять, кого, собственно, держаться.

Часам к 12-ти близ указанного места действительно остановились два автобуса; количество людей поблизости наводило на мысль, что места будет маловато. Так и вышло. Часть участников ехала стоя (интересно, как добиралась вторая волна, в 16 часов?).

Половина второго пополудни

ЦВТБ Боровое. Центральная Военная Туристская База. Надо будет как-нибудь узнать, кто такие военные туристы. Место это достаточно уютное; снег, в отличие от московского, действительно белый, воздух свежий. Пока колонна будущих участников двигалась к месту обитания, из репродукторов на ближайших ко въезду в пансионат столбов доносилась загадочная передача. Что-то про порядок и дисциплину (см. также заметки про день четвёртый).

Далее было хуже: процедура регистрации и расселения по номерам оказалась нудной и утомительной; выросла длинная очередь; как положено, постоянно терялись ключи, а те, кто стоял в очереди первым, мог очень долго не дождаться внимания. В конце концов, мы с Романом Афанасьевым получили ключ от комнаты и отправились осматривать свои апртаменты.

Видимо, надо было не поскупиться на люкс. Единственнм, но существенным недостатком номера (и некоторых других, на втором этаже) оказался холод. На улице было относительно тепло (что такое минус восемь после сибирских морозов!), в номере только что пар изо рта не шёл. Обогревателей, увы, не оказалось.

После того, как выяснилось, кто из уже знакомых где обитает, отправились на обед. Тоже достаточно богатое впечатлениями действо. Начиная от алюминиевой фигуры-барельефа на здании, где располагалась столовая. Каждому участнику был выделен стол (точне, номер стола), за которым, количеством по четыре на стол, участники и проводили трапезы. Поскольку не всем пришло в голову, что надо получить "свой номер стола", были казусы.

Впрочем, меню столовой, живо напомнившей родную студенческую в её худшие годы, было в этом смысле самым сильным впечатлением. Быстро выяснилось, что неподалёку имеется магазин (те, кто умеют наедаться шоколадными батончиками, быстрорастворимой лапшой и чипсами, заметно повеселели), а в том же здании, что и столовая, имеется бар — жизнь сразу же стала куда более приятной. Так что, несмотря на то, что на меня лично питание наводило уныние (кто пил столовский чай, меня поймёт), к депрессии это не привело. Крмое того, завезённый с собой круглосуточный бар (с 11 по 13 и с 18 до упора) окончательно вернул оптимизм.

(До сих пор неизвестно, что скрывается под слоем снега непосредственно перед входом в столовую. Этому сооружению было дано условное название "гробница неизвестного генерала").

16 часов

Презентация конвента. В здании клуба, мимо которого проходит народная тропа к магазину, презентация и состоялась. Тут же выяснилось, что предполагавшегося показательного выступления на мечах сегодня не будет: авиакомпания "Люфтганза" потеряла реквизит. В зале все уже прибывшие окончательно познакомились; не вполне понимаю, что понималось под "презентацией". Вероятнее, правильнее было бы сказать "инструктаж".

Вечер

Когда подъехала вторая группа мы, наконец-то, смогли отыскать тех, кого ожидали увидеть (скажем, Кайла Иторра, он же Джеррет, он же Пётр Верещагин...). Остаток вечера был занят, в общем-то, ничем: мы с Афанасьевым, ужаснувшись температуре в нашем номере, пошли бродить по корпусу в поисках старых и новых знакомых.

Вечером, когда мы уже познакомились с обеими составляющими Виктора Бурцева (Бурносовым и Косенковым), сказалось, что я находился на ногах более тридцати часов подряд.

[HM]:

За весь первый день моего пребывания на РосКоне мне запомнилось не так уж и много. Видимо, причиной тому стало то, что нужно было как-то пообвыкнуть, устроиться и т.д.

Первым впечатлением стала, конечно же, процедура регистрации: большущая толпа народа всеми своими силами рвется к маленькому столику, за которым сидят две милые девушки и очень (!) медленно регистрируют собравшийся на конвент народ. Уже тогда мне стало понятно, что есть настоящая демократия: это когда все — от людей известных и уважаемых до обычных фэнов — стоят в большой очереди и терпеливо ждут светлого часа, коим вполне можно было назвать встречу с регистраторшами.

Уже в холле прибывших встретил некий человек, до боли напоминавший незабвенного егеря Кузьмича из "Особенностей национальной охоты" Рогожкина. Только "егерь" этот был гораздо более нетрезв и неадекватен. Он радушно встретил нас, лез целоваться и кричал, что живет в "Боровом" довольно давно и очень рад всех видеть. Только потом сведущие люди мне рассказали, что этот мужичонка — писатель-фантаст Николай Полунин… Еще одна сцена с участием Полунина: мы после регистрации стоим в коридоре первого этажа и рассматриваем выданные нам брошюрки "Отечественная фантастика и фантастиковедение за 2000 г.". Рома Афанасьев показывает мне те пункты в списке, где указаны его произведения. Тут подходит г-н Полунин, смотрит через плечо Романа на обложку брошюры (там была изображена ракета) и неожиданно произносит нечто вроде: "Ой, купола… Опять эти церковные агитки", опосля чего, активно отмахиваясь, уходит.

Второе впечатление — ужин. Тут, прежде чем перейти к непосредственному описанию столь глубоко запавших в мою душу событий, следует отметить, что каждому участнику конвента указали, за каким столиком (все столы были пронумерованы) он должен сидеть. За одним столом, ясное дело, умещалось четыре человека. И вот, значит, мы, как нормальные люди, приходим в столовую и направляемся прямиком к нашему столику. Тут выясняется, что он занят: сидит какой-то мужик (как я узнал позже, критик Александр Ройфе) и женщина. Возмущению моему не было предела! Думаю, Ройфе узнал много нового и о себе, и об оргкомитете, о и столовой, и об ужине… В итоге, критик побежал к дежурной по столовой и слезно попросил ее посадить нас всех куда-нибудь подальше (ведь какой критик не боится гнева разъяренного писателя!), что она и сделала — я лично сидел за столиком 99, тогда как мой "законный" столик 36-й.

И, наконец, третье впечатление — Сапковский на презентации РосКона. Собственно говоря, ничего этакого он не сделал. Но первый раз пана Анджея (именно так абсолютно все стали называть Сапковского с лёгкой руки г-на Синицына) мы увидели именно на презентации конвента. Какой-то человек с заднего ряда задал вопрос оргкомитету: "А где Сапковский?", на что вышеупомянутый Синицын ответил призывом: "Пан Анджей, покажитесь!" Тогда еще никто не знал, что именно подвиги пана Анджея должны были стать одной из наиболее запоминающихся страниц РосКона 2001.


День второй

[КБ]:

Утро

Утро для нас с Романом (это и два последовавших) выдалось хмурым. Похмелья не было (ибо не усердствовали в спиртном и не нарушали одиннадцатую заповедь), а вот холод в номере свёл весь комфорт на нет. Твёрдо решили отыскать Синицина и выяснить, как со всем этим борются. Как и в последующие два утра, выбрались в коридор — погреться.

Олег решил бойкотировать завтрак (завтрак очень напоминал то, что описывает Пелевин в "Омоне Ра"), и, похоже, не очень много потерял. Мы же с Романом бодро направились в пункт приёма пищи.

Непосредственно перед открытием конвента начало происходить организованное волеизъявление ("волеизлияние") — голосование по обеим группам номинаций. Вкратце опишу, как это выглядит. Каждому участнику конвента выдана книжечка-"голосовалка", со списком номинантов. Выбрать можно любые десять номеров. 12 наименований (по каждой номинации), которые набрали наибольшее количество голосов, попадают во второй тур. До похода на завтрак сели, подумали, проголосвали. Правда, исход голосования уже был понятен. Мы сделали оценки, кто попадёт в финал. Все, кто высказался, угадали (все названные включали действительных призёров).

На открытии конвента начались сбои в официальной части. Объявленное в программе представление участвующих фантастов не состоялось: всего было 230 участников, абсолютное большинство из которых — литераторы. Понятно, сколько длилось бы представление.

После представления доклада Андрея Валентинова (о том, нужно ли фантастам объединяться — записано на диктофон; по возможности, приведу расшифровку), участники смогли познакомиться с почётными гостями — Киром Булычевым (Игорем Можейко) и Натальей Мурашкевич (Алиса Селезнёва в фильме "Гостья из будущего"). Ну и, конечно, пан Анджей. Затем нам сообщили, что готовится телепостановка по "Ночному Дозору" (правильно, побъём рекорды "Никиты"!) и представили песню Юлия Буркина к этой постановке. Предложили в качестве гимна Роскона. Моё мнение:песня хорошая, но только не в качестве гимна! Ни в коем случае!

(чуть позже какой-то остряк повесил в фойе жилого корпуса листок бумаги с пародией на предполагаемй гимн. помню только первые две строчки:

Наша служба и опасна, и трудна,
И видна порою только с бодуна...

жаль, что быстро сорвали).

Ещё в фойе были вывшены юмористические картинки. Автора, увы, не запомнил. Думаю, мне напомнят.

Да, ещё Олди представили раритетный компакт-диск Евгения Лукина "Дым Отечества". Горжусь, что успел приобрести.

Немногое оставшееся до обеда время потратили на общение с интересными людьми по самым горячим вопросам.

После обеда

После обеда, по доброй, основанной Джаббой и Куберой (позывные обоих полу-Бурцевых) традиции, прошли в бар (в том же здании, что и столовая) и там немного расслабились, благо кофе там отменный.

С 15 часов начались семинары. "Киносеминар" Байкалова (на котором я не присутствовал) и семинар ролевиков (Ведущий — Гончаров; семинар записан на диктофон). На последнем я присутствовал. Честно говоря, пожалел потраченного времени. Сложилось впечатление, что самые активные участники стремятся показать эрудицию, похвастаться опытом ведения игр и работами в этой области; посмеяться, по традиции, над "толкиенутыми" и любителям "помахать деревянными мечами"... Словом, полезной информации там было очень мало. Услышали, какие славные, умные, крутые ребята ведущие. Может, мне тоже следовало напустить на себя надменный вид и с ленцой изложить свой шестнадцатилетний опыт проведения ролевых игр?

Параллельно семинарам проводилось катанием на снегоходе и на санях. (Были слухи, что кто-то рискнул искупаться в местном озере (озерце; очень красиво выглядит, даже замёрзшее)).

Да, чуть не забыл. Поблизости от собственного бара Роскона была организована выставка-продажа книг — многие участники конвента были представлены. Если к следующему разу удастся представить, хотя бы и в скромном числе экземпляров, дебютантов и начинающих авторов, будет очень здорово. А так — то, что мне интересно, у меня уже есть; не покупать же только для того, чтобы взять автограф. Зачем автографы, если можно непосредственно с людьми общаться?

Вечер

Вечером было подведение итогов первого тура голосования, награждение специальными призами. Также предполагалось шоу "писатели против критиков" в дискобаре.

Подведение итогов первого тура сюрпризов не принесло. Увы. Жалко дебютантов: такими темпами они будут становиться известными широкой публике не более одного в год (премия "Старт"). Забегая вперёд, скажу: Олег Ладыженский (не путаю?) сообщил, что в среднем публикуется не менее 5-6 (если ошибся — каюсь и прошу поправить) новых авторов в месяц. И радоваться нужно, и плакать хочется. Но это было потом.

А пока что вручили приз недоумевающему Сапковскому; выдали пятый (из существующих в мире) Золотой шлем Василию Головачёву (а как классно он в нём выглядит!); Наталья Мурашкевич вручила премию Саломатову; кто успел, сфотографировались с Натальей и Киром Булычевым и... много чего было, на самом деле.

Дискобар

Шоу "писатели против критиков" не состоялось. Программа конвента живёт своей жизнью и в официальный стандарт входить не желает.

Зато было, с кем поговорить. Я познакомился с Андреем Плехановым и исполнилась детская мечта (не единственная!) — увидел своими глазами и поговорил с Киром Булычевым. Дым висел коромыслом, всем было весело (некоторым — особенно).

Каналовка

После небольшого приключения с паном Анджеем большинство завсегдатаев канала (имеется в виду IRC Dalnet/#RusSF) вернулись в гостиничный корпус. Там и состоялась "каналовка" (та, в которой ваш покорный слуга принял наиболее длительное участие). Увы, не помню имён и псевдонимов всех, кто там был. Знаю наверняка, что всех воодушевило присутствие (на мой взгляд, сильно уставшей уже) Натальи Мурашкевич; также я заметил (поговорить в этот раз не удалось) Димы Кумока и Александра Ройфе. Как все желающие в комнату вместились — ума не приложу. Говорили о разном; Дмирий Байкалов (Zurzmansor) говорил в том числе о голосовании во втором туре, о том, кто ещё был и есть на Росконе. Откровенно говоря, времени в сутках было маловато: и с одними знакомыми следует пообщаться, и других охота выловить. Но — не всё удалось. Значит, до следующего раза.

[HM]:

На второй день были запланированы только две интересные вещи (на мой, естественно, взгляд): вручение «первой партии» призов и диско-бар.

Вручение:
«Отличился» Сапковский – попытался скромненько затеряться среди зрителей, однако был жестоко затащен в президиум Синицыным. Последний взял мэтра под руки и потащил на сцену. Зал огласили крики пана Анджея «Не хочу, не хочу!» Однако в итоге, он был всё-таки водворён на своё законное место. Делалось это, видимо, для того, чтоб почти сразу же вручить Сапеку приз – «Большой РосКон». Пан Анджей встал, поклонился и произнёс: «Ну надо же… Только что пригласили и сразу приз. Хочу ещё один такой!»

Не знаю уж каким образом, но народ досидел-таки до того знаменательного момента, когда должен был открыться диско-бар. Обещали выступления певицы Сашневой, Юлия Буркина и шоу «Писатели против критиков» под руководством Александра Ройфе.

Шоу не состоялось, т.к. вышедший на небольшую сцену диско-бара Ройфе был чуть ли не освистан публикой [примечание: см. также впечатления Александра Ройфе, там изложена другая версия произошедшего — К.Б.]. Люди кричали: «Буркин! Буркин!» Не прошло и пяти минут, как на сцене появился сам Юлий Буркин. Всё закрутилось, завертелось… И примерно через час трезвых в баре почти не осталось (исключение составляли, по-моему, только Кир Булычёв и Василий Купцов). Вынесли презент от журнала «Если» – здоровенную бутыль водки. Налили всем желающим. Всё хорошо в этой водке, да вот не лезла она в желудок совершенно… Однако Лев Вершинин умудрился не только порядочно отпить прямо из бутылки, но ещё и умыться.

Отдельная часть вечера того дня – сольное выступление Анджея Сапковского, которое я лично для себя окрестил, как «Приключение поляка под Москвой»:

Пан Анджей переходил от столика к столику, все его угощали, и никто как-то даже и не заметил, что к середине мероприятия он капитально натрескался. Отправившись к барной стойке, чтобы заплатить по счёту, я обнаружил там «живую легенду», с рюмкой водки в одной руке и креветкой в другой. У меня сразу же возникла мысль: «Ну, грех не выпить с Сапковским!» Я спросил: «Пан Анджей, не хотели бы вы с нами выпить?», на что тут же последовал ответ: «Да…» Вдохновленный, я потащил (именно потащил!) его к нашему столику. Пан Анджей самостоятельно передвигаться уже почти не мог, а потому проблему транспортировки пришлось решать именно мне. В общем, в конце концов, Сапковский был усажен за стол, мы налили ему немного водки, выпили… Тут мэтр произнес: «Мне в номера… Мне нужно в номера». На вопрос «Вам плохо?» ответа получено не было, однако пан Анджей попытался встать, дабы выйти из зала. Проводить его мы так и не смогли, потому что Сапковский буквально растворился в воздухе, а ведь без присмотра был оставлен всего лишь минуты на две… По свидетельствам стоявших рядом с выходом из диско-бара очевидцев, мэтр, крича, что он – ведьмак, и ему всё по фигу, ушёл в лес. Было ясно, что так дело оставить нельзя – ведь упадёт в темноте и замерзнёт! Собравшись всей компанией, мы прошли весь путь до основного здания с номерами, параллельно освещая следы в снегу зажигалкой, но пана Анджея не обнаружили. Кто-то сказал, что следы, похоже, обрываются рядом с деревьями в стороне от дороги... Сапковского не было и в номере. Администрация развела руками, а встреченный по дороге Лев Вершинин глубокомысленно заявил: «Ну, полякам всегда не везло под Москвой». Мы отправились в обратный путь до диско-бара и, честно говоря, уже отчаялись найти мэтра, как вдруг впереди раздалось чьё-то громкое пение. И точно – пошатываясь, по дороге шёл Анджей Сапковский, распевая во весь голос известную песню про Стеньку Разина. В номер он идти наотрез отказался и попросил отвести его в специальный бар для участников конвента, что мы и сделали, взяв мэтра под руки. Там пан Анджей просидел довольно долго, пугая девочек, которые обслуживали клиентов, своим зычным голосом (пел он, кстати, совершенно без акцента) и попивая водку… Укладывали спать его целой толпой, причём, один остроумный товарищ ласково посоветовал мэтру: «Пан Анджей, не забудьте перед сном сказать Ихтиандру «Ау!».


День третий

Утро

Утро традиционно выдалось хмурым. Однако мы уже знали об арктических условиях в номере и приняли соответствующие меры. Окончательно првиедя себя в порядок, вышли в коридор и принялись без особой цели бродить по этажам. Там и сям попадались отдельные "совы" и "жаворонки", однако следов буйных беспорядков не было.

Пан Анджей, вопреки ожиданиям, был бодр, здоров и энергичен. Желающих общаться с ним было довольно много, так что последующие вопросы относительно того, о чём говорил Сапковский на Росконе, не ко мне.

Сразу после завтрака и традиционного кофе, поинтересовались, где можно взять бюллетени для голосования во втором туре. Бюллетени нашлись; честно говоря, я был серьёзно разочарован полной предсказуемостью результатов. Только, вероятно, за работу Байкалова с коллегой я голосовал вполне искренне.

По недоброй традиции Роскона-2001, последующие семинары (переводчиков и фантастоведения) были совмещены. Одновременно происходила встреча авторов с представителями издательств. На мой взгляд, самое интересное на встрече с представителями: уникальная возможность узнать, что думают представители о состоянии дел, как и зачем с ними имеет смысл связаться и многое другое. Записи этой встречи у меня нет, но, думаю, найдётся у кого-нибудь ещё. Во всяком случае те, кто хотели что-то выяснить, выяснили.

Встреча перешла в свободное общение группами разной малочисленности; я отправился на разведку на другие (всё ещё идущие) семинары, однако, по некотором размышлении, заходить не стал. Как потом сказали, на семинаре фантастоведения критики (интересно, кто там был за критиков?) обсуждали неотложные проблемы наподобие "что важнее — ознакомиться с трудами того или иного писателя или высказать о его творчестве развёрнутое мнение?" Словом, как обычно, специалисты в одной области поучали специалистов в другой. Надо будет ознакомиться с транскриптом семинара, если он существует в природе.

Обед

После обеда (к которому закончилось волеизъявление во втором туре) начались, опять же одновременно, заключительные три семинара: НФ (ведущий — Геворкян), фантастика в Интернет (Гришин и Ватолин) и фэнтези (Елисеева). На последнем мы с Романом и присутствовали.

Было три доклада; на мой взгляд, достаточно узконаправленных и ценных для специалистов в соответствующей области. Пожалел, что не нашёл сил создать собственный доклад и выступить: дискуссия как-то быстро перешла в обсуждение присутствия женщин в отечественной фантастике и из этой колеи почти уже не выезжала (отчасти усилиями Дмитрия Скирюка). Жаль. Конструктивного было изложено немного. Запись семинара у меня есть, по мере сил буду переносить её в файл.

Обращаюсь ко всем трём дамам, выступившим на семинаре. Если у вас есть ваши доклады в виде файлов, позвольте мне предоставить их всем желающим для ознакомления — если вы не против, конечно!

Вечер

Закрытие конвента прошло достаточно оживлённо; итоги эти уже перечислены. Добавлю только, что, наконец-то, американские каскадёры смогли показать то, как разыгрываются (для фильмов) бои на мечах, некоторые элементы рукопашного боя и т.п. Вопреки ожиданиям, это было интересно. Моя благодарность каскадёрам и организаторам конвента. И моё неуодовльствие последним: жаль, что не удалось организовать подобные действа более широко. На Росконе-2001 основным видом общения были семинары. Кроме посещения [диско-]баров и прогулок на свежем воздухе, культурная программа была, на мой взгляд, несколько однообразной.

Ну и, конечно, банкет. Фуршет. Часть столовой, где мы питались на конвенте, была отгорожена импровизированными баррикадами; столы расставлены вдоль стен; на них — снедь разная и жидкости для принятия внутрь. Откровенно говоря, нас это мероприятие быстро утомило; спев с паном Анджеем несколько куплетов из "Чёрного оворона", я счёл, что пора переходить к менее скучным способам отмечать завершение банкета. Что мы и сделали.

Разумеется, была представлена известная по Звёздным Мостам "олдёвка" (перцовка). Жгучая, зараза! Надо как-нибудь уговорить Олди поделиться рецептом...

Финал последнего дня богат событиями. В основном люди дрейфовали из комнаты в комнату, из холла в холл — так я заглянул на ещё одну "каналовку", например. Но в целом впечатлений от конвента было уже слишком много; казалось, что всё это началось минимум неделю назад.

[HM]:

В принципе, третий день был апофеозом РосКона! Причём, началось всё уже с утра, когда многие люди, получив листочки для голосования второго тура, сошлись во мнении, что голосовать-то и не за кого! Я лично проголосовал против всех – честно признаюсь! ;-) Абсолютно разочаровала меня встреча с издателями, т.к. никакой интересной информации получено не было, а спор между некоторыми сидевшими в зале господами и представителем журнала «Если» относительно «легковесности» и «тяжеловесности» современной фантастики интереса не представлял…

Что же касается семинара по фэнтези (единственный полноценный семинар, на котором я присутствовал), то он вообще вылился в обсуждение вопроса о зажиме «женской» фантастики злыми извергами-издателями. Все три докладчицы выступали в духе «Даёшь феминизм!», что также быстро наскучило.

Заключительный банкет прошёл так, как и подобает нормальному банкету. Толкаясь, все побежали к заветным столикам, на которых стояло приличное количество еды и столь же приличное количество напитков – исключительно спиртных. Если первые минут пятнадцать народ несколько страдал от ажиотажа и давки, то после употребления внутрь горячительного, все как-то успокоились и разбились по небольшим компаниям. Опять-таки всех повеселил пан Анджей (говорю же: без него было бы значительно скучнее!). Он подходил к каждой девушке, которая встречалась на его пути, вставал на цыпочки, простирал над головой «жертвы» руки и рычал. Видимо, пытался показать, что съест прямо сейчас, даже имени не спросив. За этим делом мы его и застукали… Я и Константин решили направить энергию Сапковского в более мирное русло, попытавшись научить мэтра известной застольной песне «На поле танки грохотали». Следует признать, безуспешно – пан Анджей в ответ запел «Чёрного ворона». Тут подошёл Владимир Васильев и принялся извиняться за использование образа Ведьмака в своих произведениях. Сапек его быстро успокоил, сказав примерно следующее: «Я сначала хотел подать в суд, а потом подумал и решил — а пошёл этот Ведьмак на х..!»

Заключительная сцена из цикла «Приключения поляка под Москвой» и достойное завершение дня:

Мы с соавтором (Андреем Василенко) решили сделать небольшую запись на видеокамеру в качестве памяти о конвенте и стояли на первом этаже, снимая замечательные рисунки, развешенные на стене. В этот момент в холле появился Сапковский в сопровождении двух каких-то мужиков. «Пан Анджей, для истории снимем», — сказал я, кладя руку на плечо мэтру. Тот как-то странно посмотрел на меня и спросил: «Ты меня бить будешь?» А потом начал кричать, что для русских он всегда и на всё готов!


День четвёртый

День сборов и прощаний. Как следствие, не очень оптимистический, ибо возвращает к мыслям о возвращающихся суровых буднях.

Из ярких впечатлений последнего дня — то, как мы выходим за пределы гостеприимного Борового, ждать автобусов, а из репродукторов слышен жизнеутверждающий доклад про оборотней, ракшасов и, возможно, кого-то ещё. До сих пор не пойму — специально кто-то такое устроил, или военным туристам дают образование самого широкого профиля?

Из-за этого, а также из-за проезжавшего время от времени поблизости снегохода, по обоим бортам которого возвышались костыли, ощущение пребывания в мире "Омона Ра" Пелевина становилось почти нестерпимым.

Вот, собственно, и всё. Желающие уехать в первой волне разместились в автобусах и... конвент для них окончился. Правда, была ещё замечательная впечатленяими встреча обитателей Поляны в "Чайхане", что рядом со станцией метро "Баррикадная", но это — уже совсем другая история.


Материалы докладов, фотографии и т.д.

Доклады

Фотогалерея

Моя личная фотогалерея находится в состоянии подготовки. Ссылки на уже существующие коллекции материалов приветствуются.

Материалы в Сети


Об авторах отчёта


начало


Ралион, карта сайта верх
страницы
Ралион, карта сайта книга
посетителей
Ралион, карта сайта

Число посещений: []
Дата последнего обновления:
Содержание © 1999,2000,2001,2002,2003 Константин Бояндин
Оформление © 2000 A!-Soft Studio


 

 

HTML: Hinc Transit Mundus Litteratus